Как будет на чеченском я не знакомлюсь

не знакомлюсь как будет на чеченском обращение от девушки к парню

как будет на чеченском я не знакомлюсь

как на чеченском будет "я не люблю когда меня обманывают." заранее Салам маршал тебе! никто не переводит слово "паш ма тохлахь" Если можете перевидите пожалуйста! . ты же не знакомишься тогда. Тех кто на том фото я знаю кто они Я "просто так" с кем попало не знакомлюсь. как будет на чеченском- очень эффектное фото. извините я не знакомлюсь извини, что долго не писала. я случайно тебя нашла, решила позадавать я не хочу с ней знакомится.

Здесь тебе, Петя, не Москва - в Грозном водку не пьют. Но редко, Петя, очень редко. Ладно, не хрена здесь свои порядки устанавливать - вот будем у тебя в гостях, тогда другое. Даже зрители есть, и некоторые совсем маленькие. Вон, пожалуйста, - маленький фантазёр в очках из группы младшего брата.

Смотри, какие мультики интересные! Не хочешь кино, пойдем, погуляем - смотри как народу. Вот вырастешь, сам будешь каждый вечер гулять, а маму не пригласишь. А когда вырасту, никто узе гулять вечерами не. Все будут по домам сидеть и теливизор смотреть. А есё мозно будет играть в игры прямо на телевизорах.

Ну, пошли домой, пошли. Женя, выстояв небольшую очередь, напился холодной вода из фонтанчика. Площадь Ленина была плотно забита двигающимися в разных направлениях любителями вечернего моциона, и Женя двинулся по тротуару. Впрочем, и на тротуаре народу хватало. Когда-то Женя, ещё детсадовец с нетерпением ждал, когда же их поведут смотреть мультфильмы.

Сразу захотелось взять запотевший стакан, мелкими-мелкими глотками хлебнуть обжигающе холодного напитка. Нет, так нечестно - потом. Говорят, её хозяин принимает кучу всяких телепрограмм, и даже смотрел чемпионат мира по футболу ещё в году. А вот сюда надо зайти обязательно - кисточки совсем истрепались, да и краски пора бы купить новые. Аллейка перед обкомом, как всегда, пустынна, даже на лавочках никого. Само здание обкома, величественное как Дворец дожей, молча и снисходительно смотрит на людскую суету.

Шелестят в сумерках платаны. Один из них ее сын. И, наконец, третью группу составляют матери, бродящие по Чечне третий год. Это самая трагическая часть родительского лагеря Муж — кадровый военный.

Вынужденные переселенцы из Туркмении. Прошла все подвалы военной Чечни. Ходила с фотографией по всем фронтам. Сказали, что видели такого Светлана поняла, что только с боевиками может попасть за линию фронта.

Ем, давлюсь слезами и все смотрю, не уехали бы. Выхожу из столовой, а они все на одно лицо. Где же они, мои-то боевики? И — пошла по фронтам. В Самашках подошел боевик Султан. Подошел Хусейн, сказал, что сын Светы жив. Пленный российский солдатик прямо так и сказал: Успел с женой пожить четыре дня. Свадебные карточки сына Светлана держит при. Хватало ли хлеба, молока? Почему же после восемнадцати его судьбой распоряжаются все? Не мать, не он сам, а кто-то. Судьбой детей должна распоряжаться только мать.

Хорошо помнит российских солдатиков на Северном: Знает, сама видела, как забывали про солдат, дежуривших на блокпостах, как они ели плесневелый хлеб. Нет, второго сына Светлана в армию не пустит. Пребывание родителей в Грозном может быть нарушено только чрезвычайным обстоятельством — такие болезни, как микроинфаркт или гипертония, в расчет не берутся.

Пока Валентина Крутоярова из Оренбургской области искала в Чечне своего сына Костю, дома завели уголовное дело на другого сына, уклоняющегося от армии. Валя, подруга моя, бросает поиски, мчится домой вызволять из беды другого сыночка. Есть еще два сына — Анатолий и Василий. Неужто всех сыновей отберут у матери?

как будет на чеченском я не знакомлюсь

За сыном, который пропал, числится СОЧ. Не знаю — как Матери стали профессиональными сыщиками. По крупицам, мелким деталям они воспроизводят ситуацию боя, в котором погиб или без вести пропал сын. Проходят сложнейшими маршрутами по всей Чечне. Взбираются на любую гору. Людмила Стукова, потерявшая сына в январе года, знает все доподлинно: Как бежали солдаты, как ранили сына на вокзале. Нашла русского врача, сидевшего с двухлетней девочкой в подвале.

Он был свидетелем ада, поглотившего сына Людмилы.

как будет на чеченском я не знакомлюсь

Мать знает, по каким улицам они шли. До товарного двора дойти не удалось. Есть свидетели, видевшие сына раненым в кассовом зале вокзала. У него на лице была гримаса боли. Ведь гримаса бывает у живых? Я думаю, он не был убит. Я киваю головой в знак согласия. Потом Людмила ездила по другим свидетелям. Один будто бы слышал, как Леша сказал: У него была не рана, а дырища. Больше Лешу не видел.

Она повторяет в конце: Люда вспоминает российских солдатиков. Помнит одного в Ханкале в феврале года. Ну чистый Филиппок и. Маленький росточком, совсем ребенок. Он сказал, что матери у него. Хотел письмо написать, но ни бумаги, ни конвертов в помине не. Еще вспоминает одного — безродного. Видела его в одной чеченской семье. Что-то у него было с головой не в порядке. Странный такой, но очень красивый мальчик. Потом до Люды дошел слух, что этот солдатик зарубил топором чеченца. Ну его и убили.

Все хотела понять, как строится работа родительского сердца. Когда услышала, что группа собирается к четырем часам на встречу с боевиком в школу номер 46, остановить меня уже было невозможно. Я забыла обо всем: Нас было шесть человек — пять женщин и один мужчина. Григорьев Григорий Яковлевич из Хакасии. Я — сестра Полины Захаровой из Барнаула. Ищу своего племянника Пашу.

Полина уже схоронила одного солдатика и уверена, что он чужой. Знает по приметам, известным ей. С мужем фактически развелась. Он уверен, что схоронил сына. Полина ищет следы Павла. Какая-то медсестра по имени Даша, увидев Пашу на снимке, сказала: Кто-то видел Павла раненым, но сказал, что тот Павел не из Барнаула, а из Иркутской области. Ты понимаешь, это он, мой сын! Ведь раньше, до Барнаула, мы жили в Иркутской области.

Весь город в боевиках. То ли слет какой-то, то ли рядом чей-то штаб. Здесь я была в девяносто пятом году. Здесь чеченские дети писали первые сочинения о войне.

Они писали моим ученикам в Сибирь. С большим удивлением обнаружили, что существует кто-то на свете, кому небезразлична их судьба. Горе, переживаемое в одиночестве, обладает способностью удваиваться. Они очень быстро взяли в руки ручки и написали на отдельных листочках свои первые слова о войне.

Они еще не знали, что испытания впереди, что война возобновится дважды с новой силой. А тогда, в сентябре года, казалось, забрезжила маленькая надежда, и детская рука выводила слова: Школа 46, слава Богу, цела.

Встреча с боевиком Али, оказалось, назначена в школе номер 30 —. На первом этаже, похоже, сходка фундаменталистов. Они — как натянутая струна.

Кажется, женщины на сбор не допускаются. Я вошла и упорно спрашиваю боевика Али. На меня смотрят как на заблудшую овцу.

Попытка №13 (часть 4-я)

Наконец выясняется, что Али болен. Гриша из Абакана настроен решительно. Просит адрес Али, хочет попасть домой к боевику. Сегодня пятнадцатое, а двадцатого у моего сына день рождения! Мы с Полиной Захаровой выходим на двух чеченских посредников. Внимательно всматриваются в фотографии, которые передают им матери. На ксерокопированных снимках все солдаты одинаковы.

Мать протягивает оригинал и задерживает в своих руках. Это все, что у нее осталось от сына. Сама подумай, зачем она мне?

See, that’s what the app is perfect for.

Взгляд быстрый и точный: Я что-то плету про племянника Павлушу, но Аслан уже все знает про меня и дивится моему недоверию. Смысл восточных бесед мною уже мало-мало освоен. Жалею, что не сказала правду. Многие явления на чеченской войне принято объяснять стокгольмским синдромом.

Это когда жертва принимает методы и мотивы преступника. Возможно, этот синдром и имел место. Но история пребывания родителей российских солдат в Чечне говорит о другом феномене, вскрывающем глубинные сущностные силы материнства и отцовства.

Смена доминанты — так бы я определила то явление, с которым столкнулась. Устремленная только к одному — найти своего сыночка, — мать попадает в чужой мир, в мир другого языка, другой культуры, других обычаев.

Говоря языком пропаганды, она попадает во вражеский стан. Движимая только своей любовью и страстью, она тем не менее должна разделить горе другого народа, которое оказывается таким же, как ее собственное. Другого пути войти со своей бедой для нее.

Человек другой нации включается в твои поиски часто по случайным обстоятельствам, и ты начинаешь видеть и понимать то, во что вникать совершенно не собирался. Ты обязан понять логику другого, его печали, иначе ты ничего не узнаешь о последнем пути своего сына. Вот сидит чеченка у разбитого корыта, а я к ней с карточкой своего сыночка: Не был ли здесь? А может, и был Чеченка потеряла свой дом, весь скот.

А я к ней со своей бедой Как спрашивать мне ее, скажи? Это ведущий трагический мотив российских матерей. Все матери и отцы, живущие по году, два и более в Чечне, настоящие этнопсихологи. Они расскажут вам все о чеченском народе. Например, почему чеченец привстает, когда машина въезжает на мост? Одни считают, что так облегчается дорога в рай. Другие полагают, что едущие облегчают участь моста Как надо вести себя, если едешь в автобусе, а у тебя нет денег? Виктор Мителев из Абакана: Он даже улыбнется в ответ.

Но они не любят, когда выходишь, не объяснившись. Получается — как оскорбление ему наносишь. Обязательно скажи, не бойся.

Они расскажут, что чеченская мать точно так же ждет своего ребенка, как и русская. Хорошо бы начать обмен с чеченцев. Это требование Вали Крутояровой. Они расскажут о гостеприимстве горцев. А кровать была одна. Тогда хозяин положил по подушке в каждый конец кровати и предложил мне самому выбрать место.

Не знаю, обидел я его или. Может, это оттого, что у нас веры разные? Они расскажут, как жили неделями в чеченских семьях, разделяя с хозяевами все тяготы их жизни.

Познакомилась с русской учительницей. Она меня вывела на чеченцев. До этого пять раз в Ростов ездила. Спасибо Щербакову заведующий ростовской патологоанатомической лабораторией. Пять часов на меня потратили. А потом начались хождения по Чечне. Знакомилась с ингушами, чеченцами.

Потом попала к боевикам. Однажды ночью спускалась с гор в сопровождении трех боевиков. Знаешь, когда я испугалась? Когда утром увидела, на какую гору взобралась. Двенадцать дней пробыла в чеченском доме.

как будет на чеченском я не знакомлюсь

Картошку с ними сажала. До сих пор спина болит. Там река Аргун протекает. Ходила к родственникам хозяев-чеченцев. Помню, как в грозу спускалась с гор. Сплошная темень, кругом обрывы, а у меня в руках палка Мне помогали все, кто попадался. У меня так много теперь знакомых в Чечне! Чеченка мне повязала платок по-своему, и боевики провели в горы. Выдавали меня за ее сестру. А она и была мне как сестра.

С гордостью рассказывают, как чеченцы убирают свой город. Это для них свято. Они знают, что для чеченца гость только три дня гость, а дальше — родственник. Горе не ожесточило матерей и отцов. Душевное зрение на чужую боль стало острее.

как будет на чеченском я не знакомлюсь

Но он шепнул свой телефон: Деревня Бутереновка, что. Но Воронежская область — это. Скажи, что он. Родные про него ничего не знают. А мы жену в городок сводим! Жена Надя приехать не может, сидит с грудным ребенком.

Ничего о муже не знает.

как будет на чеченском я не знакомлюсь

Ехал в Краснодар к отцу. Последние слова Нади не разобрать. Они ходят в Пятнадцатый городок, где содержатся пленные. Сегодня видели очередного Филиппка, коими, как я поняла, укреплена наша могучая армия. В ботинках на босу ногу. Через день Филиппка — Сергея Худякова — освободит из плена майор Измайлов.

Он приведет его в дом к матерям. Сын — и все. Особый предмет родительской заботы — сироты. Если есть возможность заодно со своим сыном прихватить из плена сироту — прихватят непременно.

Шли фильмы о войне. Фильм смотрели молча, реплики бросали тихо. Что их матери пережили! А у этих-то, деток, страх Божий в глазах. Что деется, что деется Интересно, на каком направлении? Посадили бы в тюрьму — сейчас бы вышли.

Ты, Эльвира, передай им: Бульдозером снесут и тебя, и палатку, да дубинкой по голове получишь в самый. Это точно — ни-че-го! Через сутки спокойно выносишь и такое: Увезла в кулечке косточки сына Все вагоны были наши А вот мое как на месте не стоит, будто болтается. Он еще жив. А они написали, что скончался. Ответственность списать надо было Петра Олимпиева из Пскова я не застала во второй приезд.

Семейное положение — типичное для тех, кто потерял своих детей: Петра сократили на работе, жену —. Пошел во второй класс. Как хочешь, так и живи. Петр увозит останки солдат в надежде найти.

Однажды случилось и. Спасибо, один полковник авиации помог. Дело было в Моздоке. Тут на днях хоронили, может, что и осталось. За ангаром Петр нашел останки двух солдат. Попросил в части простыню. В самолет не взяли. Пришлось в Ростов поездом ехать. Так с косточками и ехал. Сына Олимпиева зовут Андрей. Олимпиев-старший уже два года в Чечне.

Петр это понял. Приедет в сентябре-октябре. А без черепа ничего путного не выходит с выяснением, сын это или не сын. А в нем записка: Родительское сердце подхватило этот слух: А если у вас чеченцев нет, то так и скажите. Тогда надо другие меры. Послабления какие-нибудь чеченцам делать, чтобы они гужом волокли наших детей, живых или мертвых. Включенные камеры и микрофоны изменили материнские лица и речи.

Начались заявления, так не похожие на подлинные страдания. А рядом со мной медсестра Раиса Кузьминична Мусина из Воронежской области. Генерал потом говорил матери: За что же ты генералом стал?

Он был поздним ребенком.

Перевод с чеченского языка

Пусть уж лучше врачом. Лучше бы он пастухом был! Она стелила мне постель. Мы легли позже. Ночью она то и дело вставала. У мужа больные почки. Да и с работы ее, наверное, уволили. А еще печалит ее собственное немногословие: Есть слух, что сын жив. Может, у Хоттаба работает в больнице. Так мы и просидели на топчане, пока родители беседовали с Любимовым.

Она плакала, а я утирала ей слезы. Один раз она спросила как-то очень незлобиво: Более прекрасного человека я на свете не видывала. Дай Бог тебе силы, Раечка! Дома брошены на мужей, если они. Или на соседей, если в доме нет хозяина. Мария Васильевна Кубата в Чечне год. Дом — на соседке. Маша увидела своего сына 18 июля года.

Что же другие-то подумают Вот они, барьеры. Вертолет в тот день в Моздок не полетел. Побудь со мной еще одну ночь.

Это последние слова сына. Его называют здесь кузнечиком. Так похож он на одного из героев фильма Леонида Быкова. По вечерам из головы красавицы Маши вырываются волоски — один, другой, третий.

Матери гадают на детей. Берешь роскошный Машин волос, продеваешь через кольцо и застываешь в ожидании над фотографией сына. Если кольцо стоит неподвижно, сын мертвый. Если движется — живой. Иногда что-то сбивается в гадании, и тогда охранник матерей боевик Аюб дает свою фотографию: Говорят, что охранники матерей — из отряда Салмана Радуева. Деньги им присылает Адам Имадаев, живущий во Владивостоке. Это он, Адам, в канун Нового года перевез замерзших и голодных матерей и отцов из Ханкалы.

В общежитии, где жили родители, уже были отключены свет, вода и тепло. Генералам матери всегда мешали. Это им, генералам, принадлежат перлы: Это — матерям об их детях. Каждый перл имеет авторство.

Родители помнят время и место произнесения каждым генералом его афоризма. Называть фамилии не хочу. Он отдал им свою родовую усадьбу. Но к приезду солдатских родителей быт отладили. Два дома со всеми удобствами, мыслимыми в Чечне. Не берет ни копейки. За свет, газ платит. Отдал и мешки с мукой. Будет мир — приезжайте, когда хотите. Валя Крутоярова убеждала меня, что дом сдан на десять лет. Матери кормят охранников, как. Женщины располагаются в двух домах.

Кровати двухъярусные, как в казарме. Под навесом — топчаны. За порядок отвечают. Я вышла ночью из спальни.

У входа бодрствовал с автоматом боевик. Другие вповалку лежали в соседней комнате. Спят чутко, как на войне. Стоило мне взяться за ручку двери — проснулись. Овчарка Найда, любимица всех, на русских не лает. Такой у нее условный рефлекс. Меня, новенькую, обнюхала и ушла, завиляв хвостом. Военных облаивает всех, независимо от национальности.

Майора Измайлова укусила за ногу. На ночь массивные железные ворота закрываются наглухо. Поначалу охранники держали наготове автоматы. Иногда перед самым сном, когда во двор спускается темень, женщины спрашивают друг друга с тревогой: Сегодня, седьмого августа года, он играет с зятем Анны Ивановны Соловьевой.

Ищет любимого внука Алешеньку. Прекрасная речь и точное мышление. Ей на смену приехал отец внука. Обнаруживаю аппарат для измерения давления.

Что-то он вчера прислонился к косяку и взялся за сердце, — это Анна Ивановна. Но Аюб остается нас охранять. Матери знают, что квартира Аюба разгромлена, что жена с двумя малыми детками ютилась семь дней в подвале.

Аюб не мог прорваться к подвалу. Он и по сей день дрожит от мысли, что дети могли погибнуть. На днях отмечали день рождения Люды Стуковой. Это означает, что Аюбу было хорошо. Когда смотрю, как Аюб охраняет родителей, как матери кормят охранников, что-то в моем мозгу сдвигается, и я напрочь теряю ориентацию. В чем смысл происшедшей бойни и всего того, что случилось со всеми нами, а главное — с нашими детьми?

Какова логика движения сейчас, сию минуту, когда мы все — единое целое: Аюб, матери, отцы, два родовых дома со всеми душами, живущими в них, собака Найда со щенятами, лунная ночь и чьи-то тихие шаги по ту сторону железного забора? Недавно в доме на Вольной появился наш представитель. Он зачитал бумагу, из которой следует, что российская сторона не несет ответственности за безопасность российских матерей и отцов. На этой бумаге стояла и подпись Махашева.

Сейчас мы ведем себя так, словно там, в Чечне, не осталось русских. Ни живых, ни мертвых. Важно изучать особенности русских норм общения, которое сильно отличается от финского. Как только искупаешься в ушатах помоев общения по-русски, так сразу и вырабатывается правильный зубастый слог общения с большими локтями по-русски.

Сообщение от Otmorozok Я по честному скажу,что стараюсь избегать общения с русскими переселенцами,так как постоянно,видимо из-за того,что при переезде они потеряли свою нефтяную скважину,хотят наепать.: Не про всех,но примеров масса. Был у моего отца друг детства,в голодные времена уехал в Чушку,как финн. Не было у него в Питере не чего и тут продав квартиру прикупил домишко,рядом с фабрикой,на которой работал и кота,а запах какой и от фабрики и от кота.: В девяносто третьем году,через него покупал свой первый Тазик,видели бы вы его глаза когда через пятнадцать лет я приехал его навестить сначала QХ56,потом на ХС90,добил его конечно последний визит на немецких лошадях.

Таки знаете,что он на последок,скрежеча зубами сказал? Это на языке людей называют завистью.