Найти знакомую никонова татьяна александровна комсомольск на

Екатеринбург | Год Литературы

Не удалось найти специальных исследований, посвященных вопро- сам формирования не вошло в обиход, далеко не всегда знакомо преподавателю и зачастую Ивасенко А.С., Никонова Я.И., Каркавин М.В. Управление проектами: Вильде Татьяна Николаевна, кандидат педагогических наук. прошу найти знакомую. Ищет:Мартыненко Татьяна Александровна Здравствуйте. Я ищу родного брата моей бабушки, Никонова Даниила. Софья Александровна Киеня легендой вошла в историю Метростроя. А родилась что выпускает в группе первой, хотелось найти много добрых и хороших слов, но, так Провожала меня Муся Никонова — авиатехник моего самолета. Это был муж Татьяны Никулиной, с которой мы вместе учились в.

Женщина летчик-штурмовик редчайшее явление нашей военной истории. Обманула радуга Проводы запомнились, как яркий солнечный праздник. Хотя, вполне вероятно, день был и пасмурным. Нельзя делить себя на две части, нельзя отдавать сердце сразу нескольким привязанностям. И такая невообразимая ширь открылась там, такой простор, что дух захватило! Вот она, могучая русская река, дарящая России богатырей… И удивительное дело! А может, мне только почудилось?. Снова, как и там, на Казанском вокзале в Москве, в моей груди рождались волны радости, их брызги радужным туманом застилали горизонт.

А вот нам выдали обмундирование: Кажется, лучшего наряда в своей жизни я не носила, хотя размер его и был явно великоват. Словом, все-то мне нравилось в школе, начиная с подъема и физзарядки до прогулки с песней перед отбоем ко сну. По учебе у меня все шло хорошо. Но однажды… Как страшный сон видится тот день. Когда я вошла в кабинет и доложила, как положено, все сидящие за столом встретили меня молча и только хмуро посмотрели в мою сторону. На мгновение я растерялась. Я уже и лиц сидевших в кабинете не видела, и слышала плохо, только в груди все сильнее и сильнее стучало сердце.

Оказывается, мой брат был в беде.

Екатеринбург

А я ничего не знала… Как приговор долетело откуда-то: Не помню, как я вышла из кабинета, как переоделась в каптерке в свое гражданское платье, как за мной закрылись ворота летной школы. В мучительных терзания и тревоге я решила поехать к маме в деревню, там, в родных тверских краях, меня всегда поймут и поддержат.

Но я тут же спохватилась, ведь у меня ни копейки денег, не на что даже купить билет на дорогу. И тогда я направилась к горкому комсомола… Отчий край Каждый на всю жизнь сохраняет в памяти годы своего детства и родительский дом. И золотая пора юности навсегда остается красочной, незабываемой страницей. Неугасимый огонек сердечной близости с отчим краем постоянно манит нас до преклонных лет, сохраняя в душе естественную потребность посетить родные места, повидаться с близкими, поклониться могилам ушедших.

Наш тверской край испокон веков славился гостеприимством. По престольным праздникам с широким русским размахом у нас принимали своих дорогих гостей со всей близлежащей округи. Традиционно собирались не только родственные семьи: Загодя готовилось к таким торжествам угощение.

Помню, моя мама на престольные праздники всегда варила пиво. Оно было такое сладкое, вкусное, что даже и нам, детям, давали его понемножку. Для пива у нас в огороде на высоких тычинах рос хмель. По осени мы его щипали впрок, а на печи в мешке долго лежал ячмень, пока не прорастет на солод.

Из солода мама варила в русской печи в больших чугунах сусло. В сусло добавляла хмель, дрожжи. Все это потом процеживалось в бочонки, и через сутки-двое пиво готово. Кто заходил в дом, всех угощали из больших кружек, из ковшиков.

Вообще-то наша деревенька Володово, затерянная в лесах между Осташковом и древним Торжком, была в одну улицу. К году всего сорок пять дворов. Летом здесь все собирали грибы и ягоды в лесах и перелесках Галанихи и Микинихи, в Заказнике и на Сидоровой Горе.

Основным же занятием в наших краях, заботой многих поколений был лен. Когда он цвел, глаз не оторвешь от сине-голубого моря, а когда созревал, море золотое. А какой у нас воздух в разнотравье полей и лугов! А хрустально чистые родниковые ключи на Вешне и в Песчанке, на Лотках и Ясеницах… По извилистым берегам речки Яременки было много черной смородины.

Зимой мы катались на лыжах и санках с Молошной горы, на Сопках и Шише, играли в простые деревенские игры. Мужики долгими зимними вечерами чинили хомуты и сбрую, женщины пряли лен и рукодельничали, а молодежь организовывала танцы. Когда ранней весной подсыхала земля и взрослые и дети там играли в лапту. Начало Торжка теряется, по поговорке, во тьме веков.

Роль Торжка, построенного по соседству с Волгой, на ее притоке Тверце, невозможно переоценить. Это был город, самим своим местоположением предназначенный для торговли, для двух огромных торговых потоков, сходившихся тут один с севера, другой с юга.

Здесь встречались пушнина и ткани, соль и оружие, мед и кожи и множество других товаров, которые привозили купцы со всего света. Но главное, Торжок был поставщиком хлеба. С самого основания Торжок представлял собой огромный амбар. Еще Торжок с древних времен славился удивительным народным искусством золотым шитьем. Завезли это чудо не то из Византии, не то из Ассирии, а может быть из Вавилона. До наших времен сохранилось в Торжке золотошвейное искусство. После окончания четвертого класса Сидоровской сельской школы, мама решила отвезти меня в Торжок и определить в школу золотошвеек.

Но оказалось, что не подхожу по возрасту. Мама упросила начальницу принять меня условно и уехала. В школе было очень интересно. Вечерами, помню, нас парами вводили в большой зал, где стоял рояль. Старая дама в пенсне садилась за инструмент, играла, а мы хором тянули: Золотошвейка из меня не состоялась.

Вася одной рукой тянет меня, в другой несет корзинку с моими пожитками. А вот трамваев, столько спешащих куда-то людей в свои одиннадцать лет я и во сне не видела. Вася смотрит на меня, улыбается и говорит: Я вот еду без дела. А может быть, и не без дела?. Я даже глаза зажмуриваю, цепляясь обеими руками за брата. Видишь, посреди улицы высокий дом с часами? В верхних этажах ее раньше помещались большие баки водопровода, снабжавшие Москву водой.

Это наука очень нужная наравне с математикой и родной речью. Зачем мне про царей знать да каких-то там стрельцов? Отвечаю на твой вопрос.

Я — «Берёза». Как слышите меня?.. - Анна Тимофеева-Егорова

Сухаревой эта башня называется в честь стрелецкого полковника Сухарева. Он готов отвечать на тысячи моих вопросов. Генерал-губернатор издал приказ, в котором объявил, что все вещи, откуда бы они взяты ни были, являются собственностью того, кто в данный момент ими владеет, и что всякий владелец может их продавать, но только раз в неделю, в воскресенье, на площадь против Сухаревой башни.

Уже давно кондуктор трамвая прокричал: Мы уже два раза пересаживались с трамвая на трамвай, а Василий все рассказывал и рассказывал и, мне кажется, что все пассажиры его слушают с вниманием, и я мысленно горжусь своим старшим братом.

По дороге к Курбатовскому переулку, где брат живет с семьей, он рассказывает мне о событиях года, о том, как рабочие Пресни забаррикадировали улицы и героически сражались с царскими войсками и жандармами. После подавления восстания, Шмита заключили в Бутырскую тюрьму и там убили. Брат еще что-то рассказывал и показывал мне, но я уже плохо слушала и плохо видела заплаканными глазами.

Мне было жалко Шмита, жалко погибших рабочих. А тут еще вспомнила тихую нашу деревню Володово, подружек, с которыми так весело было играть, и еще пуще заревела.

Василий купил мне в одном из лотков Моссельпрома, которые попадались на каждом шагу, длинную конфету в красивой, яркой, витой обертке с кистями, но и это меня не утешило.

Тогда он стал расспрашивать о доме, о матери, о братьях. Она и нас стала заставлять ходить в церковь, молиться, когда садились за стол. А я так не могу, обязательно на икону взгляну. Брат впервые внимательно оглядел. У меня, действительно, был линялый-прелинялый галстук, выглядывавший из-под воротника пальтишка. На голове платок, а из-под него торчали две косички с бантиками. В семье брата мне было хорошо, особенно от теплых ручек годовалого Юрки.

Он не отпускал меня ни днем ни ночью, а если случалось, что меня не оказывалось рядом, начинал так реветь, что будил всех в квартире. В школу я не ходила, так как опоздала на два месяца. Гуляла с Юркой, с ребятами из нашего двора по Курбатовскому переулку, помогала по дому, бегала в магазин за хлебом. Как-то послали нас с Томкой, подружкой, жившей этажом ниже, за керосином на Малую Грузинскую улицу.

Но вместо керосиновой лавки нас занесло в парикмахерскую.

Поиск людей в одноклассниках: как найти человека без регистрации

Вышли с Томкой из парикмахерской, посмотрели друг на друга и заплакали. Чтобы не напугать домашних, пришлось в аптеке купить по аршину марли да завязать свои легкодумные головушки. На оставшиеся деньги мы купили по два фунта керосину в каждый бидон и отправились домой. Приближаясь к дому, идем все тише и тише, наконец, наши шаги на лестнице совсем замедлились.

Однако вот и Томкина дверь. Открыла Катя, жена брата. Увидела меня с забинтованной головой и запричитала: Да лучше бы я сама сходила за керосином! Пусть брат тебя проучит. Садись и решай десять задач и двадцать примеров из задачника, который я тебе купила!

Я подтерла керосиновую лужу и села решать задачки. Действие романа формально привязано к году герои ждут наступления года Желтой крысы, то есть го. Но если бы не устаревшие мобильники, догадаться об этом невозможно. Неужели Петровы так и не излечились от своего гриппа?

Паренек ухватил старичка за шарфик и, как упирающуюся собаку, торопливо выволок его наружу. Петров нагнулся, поднял вставную челюсть с прорезиненного рифленого мокрого пола и выбросил ее на улицу, где продолжалась экзекуция. Двери закрылись, и троллейбус двинулся.

Девочка как ни в чем не бывало заняла освободившееся у окна место. Петров отчего-то заробел садиться с ней рядом, он отошел к заднему стеклу, почти чистому, почти безо льда.

Кроме того, через заднее окно Петров увидел, как милиция забирала и паренька, и дедушку, причем дедушка защищался, ловко бия милиционеров портфелем, а те, в свою очередь, дрались с ним кулаками и дубинками. При каждом выдохе он чувствовал, как жарко, пусто и просторно у него в носоглотке. Хотелось холодной газированной воды, и закурить, и аспирина, и еще раз холодной газированной воды, и уснуть.

Петров не без веселья подумал, что забавно было бы обернуться и увидеть за спиной совершенно пустой салон, да так, чтобы голоса продолжали звучать, — но оборачиваться не. Петров стал смотреть на дорогу, и от того, как она выкатывалась изпод троллейбусного хвоста, Петрова замутило. Не сами глаза Петрова, а его горячая голова медленно навела фокус на человека, машущего руками, чтобы Петров понял наконец: Зря Петров не сел рядом с девочкой, потому как последний раз, когда он виделся с этим знакомцем, а звали знакомца Игорь, все чуть не закончилось тем, что оба они, Игорь и Петров, по пьяной лавочке едва зачем-то не уехали в Ирбит.

Петров стал махать Игорю, отпуская его за приключениями одного. При этом Петров всем своим видом давал понять, что нет, нет, ему некогда, ему плохо, тем более Петрову и на самом деле было плохо, а когда он увидел Игоря, стало и того хуже, но тот словно не совсем понимал Петрова, а может, принимал все отчаянные жесты Петрова за своеобразное кокетство, потому что считал Петрова почему-то душой компании. Петров, впрочем, отмахивался и знал, что это бесполезно, не придумал еще никто способа отмахаться от Игоря, когда тот желал понимания и общества, это были просто какие-то чары.

Что говорить, если этот волшебный человек прямо на лету исхитрился в хлам напоить наряд ППС, который их с Петровым остановил, а после Игорева тоста: Игорь стал уговаривать шофера выпить с ними полстаканчика, и водитель продолжал ломаться, прикидываясь серьезным и ответственным. Да и кто тебя остановит, гробовозку? В итоге водитель все-таки принял на грудь, не в силах переносить одновременно пробку и заклинания Игоря.

Затем водитель принял еще, но уже по собственной инициативе, и стал рассказывать, как еще в советское время учился в мореходке и был серебряным призером ЭССР по боксу. Описание извилистого пути от будущего моряка и будущего чемпиона до нынешнего водителя катафалка ударило по нетрезвому и болящему мозгу Петрова, как большая мягкая кувалда, так что мысль Петрова потекла сразу в две стороны — в сторону тихой грусти за шофера, восхищения перед его рассказом и спокойствия за самого себя, потому что сам Петров никаких особых амбиций не имел даже в прошлом, от чего не мог испытать разочарования в жизни никаким образом.

То есть были у него, конечно, мелкие неурядицы, но они не могли целиком поставить крест на его жизни, как получилось, например, в юности у его друга Сергея. Могли случиться какие-нибудь тяжелые потери, с сыном могло что-то произойти: Жена могла найти себе кого-нибудь, что было бы логично, потому что Петровы находились в разводе. Что еще могло случиться?

Я — «Берёза». Как слышите меня?..

Разглядывая окрестности своей жизни, Петров отчего-то не замечал очевидного, что он как бы соучаствует в похищении человеческих останков и, может быть, даже совершает некоторое глумление над трупом и за это его могут прицепом, вместе с Игорем и шофером, привлечь. Шофер в свою очередь не умолкал. Он рассказывал, что в их похоронной конторе таких, как он, почти. Был, например, бывший певец, с шести лет занимавшийся музыкой, но умудрившийся скатиться, что называется, к земле посредством своей глупости, и не столько даже глупости, сколько чередования везения и невезения, посредством того, что многие близкие вкладывали в него какие-то надежды, но кроме надежд вложили в него, видимо, какую-то нездоровую наследственность.

Певец был из простой рабочей семьи, учитель музыки еще в детском саду заметил в нем талант, в подростковом возрасте певец не потерял голос, педагоги носились с ним в школе, но в консерватории певец не продержался и полугода.

В музыкальной роте, куда певец загромыхал, он тоже не просидел слишком долго, попался на пьянке и угодил в стройбат. Затем были череда работ и кружки художественной самодеятельности, несколько брошенных жен, алименты — и не прошло и двадцати лет, как певец уже ковырялся в уральской глине.

Комсомольск-на-Амуре / Поиск людей / Хабаровский край / Дальний Восток /

Писатели там, художники… Петров внутренне содрогнулся вопросу и внимательно посмотрел на Игоря, но тот даже не поднял взгляда от дна своего стаканчика. Действительно, оказались в похоронной конторе и писатель, и художник. Стоит ли говорить, что дары природы тоже были уральские и лесные: Художник говорил, что тема уральской осени неисчерпаема. По основной своей специальности художник был плотник, сколачивал гробы.

Когда водитель упомянул об этом, в Петрова вкралось подозрение, не оформлял ли этот плотник в свое время районную столовую, куда Петров, тогда еще школьник, ходил обедать на заводские талоны матери. В этой столовой стены были покрыты узкими рейками, лакированными под дуб, а на стенах висели осенние пейзажи и портреты корзин с грибами и кисточкой рябины сверху.

Сам того не замечая, Петров уже походил на Алешу Поповича своей позой, которая становилась все более неустойчивой с каждой выпитой рюмкой. После оглашения шорт-листа были оперативно — но при этом весьма качественно — напечатаны в количестве десяти экземпляров все работы финалистов. Которые получили их прямо на сцене в день подведения итогов — вещь, технически немыслимая в традиционном издательстве!

Какие из достижений Ridero вы можете назвать главными на данный момент? Алексей Кулаков Мы сформировали рынок селф-паблишинга в России. Mы ставим больше всех наименований книжек. Примерно 15 тысяч за последний год. Мы дали возможность авторам бесплатно начинать продажи книжек в бумажном и электронном виде. У нас лучшая система автоматической верстки. А над чем работаете? Что хотели бы изменить? Алексей Кулаков Давайте немножко расскажу историю. Изначально Ridero появилась как онлайн-верстка.

Потом авторы фактически заставили нас заняться их продвижением. Сейчас мы активно работаем над импринтами. Это облачные решения для издательств. Также работаем над цифровым магазином. А еще у Ridero появились подробные категории в поиске. Мы только что обновили наш магазин, сейчас его улучшаем. А что с качеством? Ведь для писателя-дебютанта важно, чтобы его хотя бы заметили, чтобы у него была хоть какая-то аудитория, а у вас на сайте я увидел информацию о более чем авторах.

Как уж здесь каждого заметить!